Телефоны ВГМУ
 

"Мы были поколением романтиков". Интервью ректора ВГМУ

interview rectorНакануне профессионального праздника медицинских работников предлагаем вашему вниманию беседу с врачом, чьи интересы далеко выходят за рамки одной лишь медицины. Во-первых, он один из ведущих хирургов в нашей стране. Во-вторых, он эффективный менеджер высокого уровня, решающий серьезные и сложные управленческие задачи. В-третьих, он педагог, который воспитал немало учеников-специалистов.  И в-четвертых, он общественно-политический деятель, член Совета Республики нашего парламента. Мы беседуем с ректором университета профессором Анатолием Тадеушевичем Щастным.

— Многих студентов сейчас волнует вопрос определения профессионального пути. Анатолий Тадеушевич, как Вы поняли, что Вам нужна именно хирургия, и какие советы Вы бы могли дать студентам старших курсов для правильного выбора специализации?

Вы знаете, мой выбор профессионального пути был немного романтический, и сделал я его задолго до пятого курса. Поступая в тогда еще медицинский институт, я уже представлял себя хирургом. Возможно, это было навеяно какими-то фильмами и книгами, потому что у меня в семье медиков не было. Учась в школе, я много занимался химией и биологией, и это тоже в какой-то мере стало причиной выбора именно медицинского института.  А когда сходил на День открытых дверей в наш вуз, на меня большое впечатление произвела кафедра физиологии, где показывали опыты на животных. И вот под влиянием всего этого я и сделал свой выбор, и в нём, конечно, было много романтики. А для того, чтобы этот выбор был более взвешенным, надо за время студенчества походить на дежурства в больницу, пообщаться с коллективом, со старшими коллегами. Еще очень важно, чтобы по жизни был наставник.  И тут многое зависит от того, к кому ты придешь на первое дежурство, каким будет ввод в профессию. А когда лишь на пятом курсе студент начинает считать баллы, рейтинги и размышлять, кем же ему стать, это не совсем правильно, это уже по ситуации человек действует. Так не должно быть.

— Как Вы думаете, женщина может быть хорошим хирургом? Часто бывает, что именно девочки имеют более высокие баллы при поступлении в субординатуру и, соответственно, у них есть преимущество при отборе.  На Ваш взгляд, логично ли отбирать в хирургию по баллам? Эффективен ли такой отбор и позволяет ли он действительно выбрать людей, имеющих к данной профессии склонность?

Вопрос интересный, даже, можно сказать, несколько провокационный. Первая часть – это женщина в хирургии. Знаете, из каждого правила есть исключения, и мне в жизни доводилось встречаться с хорошими женщинами-хирургами и женщинами-учеными, которые внесли огромную лепту в развитие научной хирургии и за операционным столом проводили массу времени. Это есть. Но в то же время, когда рейтинг за время обучения решает вопрос, кому быть хирургом: хорошей студентке или юноше, который об этом мечтает, но недостает ему какого-то балла – здесь я голосую за юношу. Объясню, почему. У женщины больше ответственности за подрастающее поколение.  Она уходит на полтора, а то и три года из профессии, чтобы воспитывать детей и бывает, что так случается не один раз. А профессиональные навыки хирурга требуют постоянной практики. Второй момент, это ведь тяжелый труд: длительные многочасовые операции, ночные дежурства, выезды по санавиации. Считаю, что это в большей степени мужская профессия.   Более того, я был одним из инициаторов того, чтобы в субординатуре открыли такие направления как ЛОР, офтальмология, чтобы девочка не занимала место в жесткой мужской хирургии, а сразу выбрала то, что ей ближе. Женская точность, скрупулезность - это как раз то, что там необходимо. А хирургия, урология, травматология - это, я считаю, мужские профессии. И я за то, чтобы туда шли юноши, причем хорошо подготовленные и имеющие за плечами опыт дежурств.

— Анатолий Тадеушевич, а чем, на Ваш взгляд, отличаются нынешние студенты от Вашего поколения?

Наверное, с учетом развития технологий, нынешнее поколение – в большей степени технократы. У вас в руках постоянно разные гаджеты, вы непрерывно получаете поток новой информации. Нам, чтобы написать реферат, нужно было провести в библиотеке немало времени, перечитать много литературы. У вас, в плане доступности информации, всё намного проще.  И второй момент, вы большие прагматики. Разговаривая с молодежью, я отметил, что в вопросах быта, перспективах дальнейшего трудоустройства вы очень прагматичны, логично и последовательно выстраиваете всю жизненную цепочку, и, наверное, это правильно. Мы все-таки были поколением романтиков.

— У нас в студенческой среде часто обсуждаются вопросы возможной миграции для поиска работы в другой стране. Как Вы к этому относитесь? Какие у Вас есть аргументы в пользу того, что и в нашей стране есть возможности для полноценной профессиональной реализации будущих врачей?

Я не против глобализма как такового. И наука, и медицина - это мировые понятия. И любой человек вправе выбирать, где ему жить и работать. Но я считаю, что реализовать себя лучше на родине. Почему? Во-первых, мы здесь родились и получили образование. Наша ментальность здесь, наши традиции. И порой очень сложно адаптироваться в другом обществе. Кажется, в профессиональном плане все нормально, а в остальном тяжело, и это мне приходилось слышать от многих, кто работает за рубежом.  Иногда даже элементарное одиночество, недостаток общения очень угнетает человека. Второй момент. Я считаю, как бы это пафосно ни звучало, что мы несем ответственность за старшее поколение, которое мы здесь оставляем, и за поколение будущее. Мы же должны развивать наше общество и для них. Сейчас у нас в стране с нашим дипломом есть абсолютно все условия для того, чтобы себя реализовать. Что касается дальнейшего обучения, вплоть до диссертационных работ, база научная есть. Что касается профессиональной базы: если человек начинает работать в районной больнице, ничто ему не мешает сегодня, постоянно повышая свой уровень, прийти к работе в республиканских научно-практических центрах. Все зависит от желания человека. В финансовой составляющей за последнее время произошли заметные изменения. Например, только за прошлый год к нам пришли на работу из практического здравоохранения около полутора десятка молодых людей. Потому что увидели, что университет - это площадка, на которой можно реализоваться и как врач, и как преподаватель, и как ученый.

— Вы недавно были в Японии.  Мы знаем, что в этой стране очень высокая продолжительность жизни. Скажите, что, на Ваш взгляд, мы могли бы перенять у японцев, чтобы добиться того же?

Я думаю, что причина в нас самих. Государственные программы в сфере здравоохранения, социальных аспектов ведь у нас очень хорошо сформированы. Но как они заставят людей отказаться от курения или злоупотребления алкоголем? Что нужно, чтобы человек предпочёл проводить выходные не за пивом, а на спортплощадке? При этом есть и позитивные тенденции: вы посмотрите, сколько людей на велосипедах по улицам ездит. Раньше такую картину можно было только в сельской местности увидеть. А сейчас молодежь на велосипедах, на роликах, на скейтбордах. И я верю, что постепенно эти традиции здорового образа жизни прочно войдут в обиход. Что же касается Японии, думаю, там многое определяет особенная ментальность жителей этой страны, ввиду её долгой закрытости. Японцы умеренны в еде, очень много трудятся. Их традиции, менталитет, те условия, в которых они живут: морской климат и соответствующий рацион – видимо, и привели к тому, что у них такая высокая продолжительность жизни.

— Скажите, а насколько сложно совмещать работу хирурга и администратора? На какие компромиссы приходится идти, и что, возможно, при этом страдает?

Да, я всю жизнь был в хирургии – и для меня это был, в определенной степени, неожиданный поворот в судьбе. Это непросто всё совмещать.  Вот, например, звонки, которые нам сейчас немного мешают разговаривать: это из клиники, я там сегодня оперирую. И, мне кажется, это приветствоваться должно, когда руководитель не оторван от своей профессиональной деятельности. Мне проще разговаривать с сотрудниками по той же лечебной работе.  Если я буду оторван от клинической деятельности – будет сложнее. Да, физическиая нагрузка иногда колоссальная, а так всё нормально.

— При таких серьезных нагрузках, постоянных командировках где Вы находите новые силы, как восстанавливаетесь? 

Прежде всего, это спорт. Я, как бы ни устал за день, стараюсь посетить вечером спортивный зал. Играю в хоккей, вот сейчас лед растопили, значит, переходим на футбол. Там всё уходит: усталость, моральное напряжение - это лучшая разгрузка. И хорошая компания, неспешный разговор на природе в кругу семьи - тоже замечательно помогают отвлечься и восстановить силы. Надолго выехать куда-то или поменять обстановку невозможно, так что, используя возможности, которые рядом, наверное, и надо пытаться восстанавливаться.

— Расскажите, пожалуйста, какие книги формировали Ваше мировоззрение?

Вы знаете, раньше чтение книг - это было и постижение окружающего мира, и литературы, и художественных ценностей. Что-то выбирал сам, что-то подсказывала школьная программа. В мои школьные годы на лето давали список книг для самостоятельного чтения, и список этот был очень интересный, там были произведения, прочитав которые, ты формировался как личность, у тебя появлялись свои герои. Ну и конечно, с возрастом они менялись: в свое время были «Три мушкетера», а Ремарком я зачитывался уже будучи студентом. Если помните, главный герой «Триумфальной арки» - доктор, хирург прекрасный. Потом наступил период диссертационной работы, написания докторской, когда я лишь урывками мог возвращаться к большой литературе, а на передний план вышла литература профессиональная. И я к ней так привык, она для меня сейчас очень легко читается. А когда беру детектив и начинаю читать, то почти сразу залезаю в конец, подсмотрю все – и на этом книга прочитана. Если говорить о музыке, которую слушали, например, PinkFloуd или АВВА, то мне кажется, что нам повезло в этом плане, мы не знали рэпа. И я не один раз замечал, что нынешнее поколение в курсе той музыки, на которой выросли мы. И нравится же, главное, такое вот ретро.

— Анатолий Тадеушевич, какие качества в человеке вызывают у Вас наибольшее уважение?

Вопрос интересный. С кем бы мы действительно хотели общаться? Есть такое понятие - порядочность. Это человек правдивый, который не подведет, не предаст. Мне очень нравятся люди целеустремленные, но которые не шагают по головам, а их целеустремленность - это такой определенный свет, желание стать лучше.  За такими людьми тянутся остальные, присоединяются и работают вместе. Также ценю в людях воспитанность, интеллигентность.  Я постоянно напоминаю нашим выпускникам, что врач всегда на виду и для многих является авторитетом и в районном центре, и в большом городе. Так было раньше, таким это осталось и сейчас.

Беседовала Наталья Ходасевич, студентка 4-го курса фармацевтического факультета